Статья 177 гк рф судебная практика

Статья 177 гк рф судебная практика

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 177 ГК РФ

1. В соответствии с п. п. 1 и 2 комментируемой статьи сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, является оспоримой, т.е. недействительной в силу признания ее таковой судом. При этом положения данных пунктов предусматривают различный порядок признания судом соответствующей сделки недействительной:

— в отношении сделки, совершенной гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в п. 1 ст. 177 установлено, что такая сделка признается недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Как отмечено в Определении КС РФ от 19.10.2010 N 1271-О-О, этот пункт основан на необходимости учета действительной воли участников гражданских правоотношений;

— в отношении сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, в п. 2 статьи установлено, что такая сделка признается недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Причины того, что гражданин не понимает значения своих действий и не руководит ими, могут быть разными, но чаще всего это имеет место быть вследствие расстройства психики.

Правом обращения в суд с иском обладают сам гражданин, иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения данной сделки.

2. ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ п. 2 комментируемой статьи дополняется положением, устанавливающим основание недействительности сделки, совершенной гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом. Данное положение вводится с 02.03.2015.

3. В п. 3 комментируемой статьи определены последствия признания судом недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, — в этом случае применяются правила, предусмотренные ст. 171 ГК РФ. Речь идет о следующих последствиях:

— каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость (в том числе и в неденежной форме);

— дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Исходя из определения понятия "убытки", данного в п. 2 ст. 15 ГК РФ, реальный ущерб — это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

4. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 19.10.2010 N 1271-О-О;

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9;

— Апелляционное определение Иркутского областного суда от 20.12.2013 по делу N 33-10390/13;

— Апелляционное определение Иркутского областного суда от 25.10.2013 по делу N 33-8690/13;

— Апелляционное определение Московского городского суда от 24.05.2013 по делу N 11-14095.

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 177 ГК РФ

1. Комментируемая статья распространяется на сделки дееспособных граждан, которые, однако, в момент совершения сделок не могли отдавать отчета в своих действиях и руководить ими. Данный вид недействительных сделок является традиционным для российского права (см. ст. 31 ГК 1922 г., ст. 56 ГК 1964 г.) и относится к числу сделок с пороками внутренней воли.

Основанием для признания сделки недействительной в данном случае выступает фактическая недееспособность (невменяемость) участника сделки. В отличие от юридической недееспособности, которая порочит все сделки недееспособного лица, фактическая недееспособность носит, как правило, временный характер и, соответственно, может служить основанием для признания недействительными лишь сделок, совершенных именно в тот временной момент, когда гражданин не мог отдавать отчета своим действиям или руководить ими. При этом достаточным признается наличие хотя бы одного из названных дефектов психики гражданина.

По смыслу закона ст. 177 подлежит расширительному толкованию и распространяет свое действие также на сделки лиц, обладающих частичной (ст. 26 ГК) и ограниченной (ст. 30 ГК) дееспособностью.

2. Причины, по которым гражданин при совершении сделки находился в невменяемом состоянии, юридического значения не имеют. Это может быть обусловлено как обстоятельствами, которые не могут быть поставлены ему в вину (психическое заболевание, сильная душевная травма, гипнотическое состояние и т.п.), так и обстоятельствами, которые зависели от самого гражданина (чрезмерное употребление алкоголя, прием наркотиков и т.п.). Этим комментируемая статья отличается от ст. 1078 ГК, посвященной ответственности за причинение вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий.

3. Самым сложным моментом, с которым приходится сталкиваться при применении комментируемой статьи, является доказательство того, что гражданин в момент совершения сделки был фактически недееспособен. Наличие у него психического расстройства, иного заболевания или алкогольного опьянения сами по себе не могут служить доказательствами того, что в момент совершения сделки он не мог отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Как правило, недостаточными доказательствами признаются одни лишь свидетельские показания. По подобным делам, в частности делам, связанным с оспариванием завещаний, составленных лицами, не способными понимать значения своих действий или руководить ими, обычно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, выводы которой далеко не всегда однозначны.

Поэтому решение должно приниматься судом с учетом всех фактических обстоятельств, к числу которых относятся все, что помогает понять, мог ли гражданин, отдающий отчет в своих действиях или способный руководить ими, совершить подобную сделку (учитывая ее характер, условия, в частности цену, личность контрагента и т.д.).

4. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен сделкам лиц, которые на момент совершения сделки еще не были признаны недееспособными, но уже страдали психическим расстройством или слабоумием, что и послужило основанием для последующего лишения их дееспособности. В принципе на них распространяются общие правила ст. 177, с той лишь разницей, что иск об оспаривании сделки может быть заявлен не самим гражданином, а назначенным ему опекуном. В практическом плане в данном случае несколько облегчается процесс доказывания, поскольку опекун освобождается от необходимости доказывать наличие у своего подопечного психического заболевания или слабоумия. Тем не менее должно быть доказано, что фактическая недееспособность присутствовала при самом совершении сделки.

Читайте также:  Дети войны кто относится к этой категории

5. Лицами, уполномоченными на оспаривание сделки, являются сам гражданин и иные лица, чьи интересы оказались нарушенными в результате совершения сделки. Такими лицами могут быть члены семьи невменяемого лица, представляемый (если невменяемый выступал в качестве представителя), наследники по закону и любые другие лица, имеющие юридически значимый интерес в деле. Наличие данного интереса должно быть доказано лицами, предъявляющими иск о признании сделки недействительной.

Хотя в п. 2 ст. 177 в качестве уполномоченного на предъявление иска лица назван лишь опекун, назначенный гражданину, совершившему сделку в невменяемом состоянии и признанному впоследствии недееспособным, по смыслу закона подобный иск может быть предъявлен любым лицом, чьи интересы оказались нарушенными в результате совершения сделки.

6. Достаточно спорным является вопрос о том, допустимо ли применение комментируемой статьи к сделкам юридических лиц. Последние совершают сделки посредством своих органов (директоров, начальников, управляющих), в роли которых обычно выступают конкретные граждане. Если эти граждане в момент совершения сделки от имени юридического лица не отдавали отчет в своих действиях, налицо порок воли в сделке, что по общему правилу является основанием для признания сделки оспоримой, а не ничтожной.

Поэтому нет никаких препятствий для распространения правил, закрепленных ст. 177, на сделки юридических лиц с аналогичным пороком (п. 1 ст. 6 ГК).

7. Последствия признания сделки недействительной на основании ст. 177 сводятся к двусторонней реституции, а также к возложению на другую сторону обязанности по возмещению реального ущерба, причиненного невменяемому участнику сделки. Последнее, однако, возможно лишь в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала о невменяемости своего контрагента и воспользовалась этим обстоятельством.

Судебная практика по статье 177 ГК РФ

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

При этом в пункте 3 данного согласия указано, что содержание статей 177 — 179 Гражданского кодекса Российской Федерации Близниченко В.И. разъяснено, в связи с чем им заявлено, что настоящее согласие он дает добровольно, понимает значение своих действий, руководит ими, не признан ограниченно или недееспособным, также нотариусом ему разъяснено содержание ст. ст. 217, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации. Также указано, что текст согласия нотариусом прочитан вслух и соответствует волеизъявлению истца.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 1, 10, 166, 168, 177, 181.4, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", установили, что обстоятельства, существовавшие во время принятия решения N 6 от 22.09.2014 г., а также последовавшие после его принятия, свидетельствуют о том, что истец имел намерение принять указанное решение, его волеизъявление было направлено на возникновение последствий, соответствующих принятому решению, по включению Гурина С.Е. в состав участников общества, истец руководил своими действиями, однако впоследствии посчитал, что решение принято ошибочно.

По мнению заявителя, указанное положение пункта 2 статьи 177 ГК Российской Федерации не соответствует статьям 35 (части 1 и 4) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно предоставляет право оспорить сделку, совершенную гражданином, впоследствии признанным недееспособным, — при соблюдении соответствующих условий — только его опекуну и исключает иные возможные инструменты защиты.

1. Решением суда общей юрисдикции было отказано в удовлетворении требования гражданки О.Н. Хрущевой — супруги наследодателя — к матери наследодателя, ее представителю и нотариусу о признании доверенности недействительной. Суд указал, что заявительница не является стороной сделки, а потому не наделена правом на ее оспаривание в соответствии со статьей 177 ГК Российской Федерации.

Блудова Л.П. полагала, что данное завещание является недействительным в соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации. С 2012 года Блудов Н.А. часто болел, а в 2015 году его состояние здоровья резко ухудшилось. По результатам проведенного в апреле 2015 года медицинского обследования у Блудова Н.А. было выявлено онкологическое заболевание и поставлен диагноз: . . В связи с этим истец указала на то, что в силу наличия онкологического заболевания и приема сильнодействующих медицинских препаратов ее бывший муж на момент составления завещания не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, завещание было составлено 6 мая 2015 года в пользу Блудовой Нины Павловны, . года рождения. Однако фамилия "Блудова" была присвоена Николаенко Нине Павловне только 8 мая 2015 года, после регистрации брака с Блудовым Н.А. В связи с указанными обстоятельствами у истца имеются сомнения относительно того, что Блудова Н.П. является именно тем лицом, кому Блудов Н.А. завещал свое имущество, между тем, оспариваемое ею завещание влияет на права ее несовершеннолетнего сына, поскольку объем его прав на наследство сократился до обязательной доли.

В силу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Петрова И.В. обратилась в суд с иском к Ереминой Л.И., Житову С.А., Прокошевой А.А. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок. В обоснование исковых требований указала на то, что ее брату Зюхину М.В. на праве собственности принадлежала квартира по адресу: . . 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. выдал доверенность на продажу квартиры на имя Ереминой Л.И. 18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключен договор купли-продажи, согласно которому право собственности на квартиру приобрел Житов С.А. 25 июня 2013 г. он по договору купли-продажи продал квартиру Прокошевой А.А. С 26 марта 2013 г. по 12 марта 2014 г. Зюхин М.В. находился в розыске, сведений о его местонахождении не имелось. 12 марта 2014 г. сотрудниками полиции сообщено об обнаружении трупа Зюхина М.В. В связи со смертью брата истец унаследовала по закону его имущество. Поскольку Зюхин М.В. страдал психическим заболеванием, истец полагает, что в момент подписания доверенности на продажу своей квартиры он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации просит признать недействительными доверенность от 17 апреля 2013 г. и договор купли-продажи от 18 апреля 2013 г., применив положения о последствиях недействительности сделки, истребовать у Прокошевой А.А. квартиру.

Читайте также:  Индивидуальный жилой дом определение градостроительный кодекс 2018

Положениями пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Положениями пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Статья 177

Это правило подверглось оспариванию в Конституционном Суде РФ. От имени продавца квартиры действовали по доверенности иные лица. Решением суда доверенность, а также заключенный на основании доверенности договор купли-продажи были признаны недействительными. Суд первой инстанции, руководствуясь в том числе положениями ст. 177 ГК РФ, исходил из того, что на момент оформления доверенности продавец страдал хроническим психическим расстройством, не мог понимать значение своих действий и руководить ими, а решением суда позже он был признан недееспособным. Покупательница обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой, утверждая, что положения ст. 177 ГК РФ нарушают ее конституционные права и свободы. Однако Конституционный Суд счел, что данные положения, как направленные на защиту определенной категории граждан, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы .

2. Пункт 1 ст. 177 ГК РФ, в отличие от п. 2, предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение. Необходимым условием оспаривания сделки является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Причины указанного состояния могут быть различными: болезнь, алкогольное или наркотическое опьянение, стресс и проч. В судебной практике принято доказывать наличие такого состояния посредством заключения соответствующего медицинского учреждения . К числу причин, которые могут вызвать состояние, когда лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими, относят также гипноз .

Статья 177

— в отношении сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, в п. 2 комментируемой статьи установлено, что такая сделка признается недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

3. В п. 3 комментируемой статьи определены последствия признания судом недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, — в этом случае применяются правила, предусмотренные ст. 171 ГК РФ. Речь идет о следующих последствиях:

Признание сделки ничтожной в 2019 году

Иск с требованием признать оспоримую сделку недействительной и о применении последствий этой недействительности может подаваться на протяжении одного года с момента, когда истец узнал об обстоятельствах, выступающих основанием для признания недействительности сделки.

  • наименование адресата (название судебной инстанции);
  • данные истца;
  • данные ответчика;
  • наименование документа;
  • краткое изложение причины обращения (суть сделки, дата заключения, последствия исполнения);
  • исковое требование со ссылкой на положения действующего законодательства (изложение желаемого действия суда);
  • перечень приложений (копия квитанции об оплате пошлины, копия договора сделки и т.д.);
  • дата и подпись истца.

Ст 177 гк рф судебная практика

3. Пункт 2 комментируемой статьи допускает возможность оспаривания сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

2. ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ п.2 комментируемой статьи дополняется положением, устанавливающим основание недействительности сделки, совершенной гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом. Данное положение вводится со 02.03.2015.

Статья 177

1. Согласно п. 1 правила статьи применяются в отношении дееспособных граждан, оказавшихся в ситуации, когда они не способны понимать значение своих действий. Следует, однако, давать п. 1 расширительное толкование и распространять его действие также в отношении сделок частично дееспособных граждан (малолетние и несовершеннолетние — ст. ст. 26, 28 ГК), если при совершении разрешенных им сделок они оказываются неспособными понимать значение своих действий. Фактическая и юридическая ситуация в этих случаях аналогична.

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Сам себе адвокат

1. задолженность по кредитному договору;
2. задолженность по любому гражданско-правовому договору;
3. сумма всех денежных обязательств должника, возникающих из договора, из причинения вреда и иных предусмотренных законом оснований;
4. помимо основного долга пени, штрафы и проценты за пользование чужими денежными средствами.
5.
В действующем российском законодательстве термин «кредиторская задолженность» не употребляется.

Сторонами гражданско-правовых отношений по поводу кредиторской задолженности выступают кредитор и должник. Как представляется, заслуживает внимание вопрос о влиянии на квалификацию злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности замены лиц, выступающих носителями статуса кредитора и должника.

Статья 177 ГК РФ

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

1. Неспособность гражданина понимать значение своих действий или руководить ими может быть вызвана заболеванием, травмой, нервным шоком, опьянением и т.п. При этом не имеет значения, по какой причине наступило состояние неспособности понимать значение своих действий или руководить ими, включая наступление болезненного состояния или состояния опьянения в результате действий самого потерпевшего.

Оспаривание завещания по основаниям ст

Рассмотрим примеры судебной практики.
Первый пример. Судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда 1 апреля 2014 г. рассмотрела дело N 33-1257/2014 по апелляционной жалобе М. на решение Заднепровского районного суда города Смоленска от 24 декабря 2013 года, которым исковые требования А.Т., А.Г. к М. о признании завещания недействительным удовлетворены.
Судебной коллегий были установлены следующие обстоятельства.
Оспариваемое завещание 23.12.2010, совершенное П., было удостоверено нотариусом Смоленского городского нотариального округа И., то есть в установленном законом порядке, в связи с чем бремя доказывания того обстоятельства, что лицо не отдавало отчет своим действиям и не могло руководить ими в момент совершения сделки, лежало на истцах.
С целью разъяснения возникших при рассмотрении дела вопросов, а именно о психическом состоянии П. на момент составления в указанную дату завещания, судом по ходатайству представителя истца А.Т. — Б. была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. В распоряжение экспертов были представлены материалы гражданского дела с показаниями допрошенных в ходе рассмотрения спора свидетелей, медицинские карты П.
В соответствии с заключением комиссии экспертов от 28.09.2012 N 743, выполненным ОГКУЗ «Смоленская областная клиническая психиатрическая больница», дать однозначный, категоричный ответ о способности П. понимать значение своих действий и руководить ими в момент подписания завещания 23.12.2010 не представляется возможным.
После получения судом дополнительно истории болезни П., находившегося на лечении в неврологическом отделении ОГБУЗ «Клиническая больница N 1» с 02.11.2011 по 13.11.2011, и допроса невролога Б. по ходатайству представителя истца Б. по делу была назначена дополнительная посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ОГКУЗ «Смоленская областная клиническая психиатрическая больница».
Как следует из заключения комиссии экспертов ОГКУЗ «Смоленская областная клиническая психиатрическая больница» от 16.08.2013 N 698, по своему психическому состоянию на момент составления завещания 23.12.2010 П. не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
Учитывая, что вышеуказанные заключения экспертов, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ), суд первой инстанции, анализируя объяснения сторон, данные медицинской документации, допросив свидетелей, в том числе врача-терапевта, врача-невролога и эксперта, положил в основу принятого решения выводы экспертного заключения от 16.08.2013.
Судебная коллегия согласилась с принятием названного экспертного заключения как допустимого доказательства. Основания для сомнения в правильности выводов экспертов, их беспристрастности и объективности отсутствовали.
Судебная коллегия также не нашла оснований для сомнения в достоверности свидетельских показаний, принятых судом во внимание при вынесении решения.
Судебная коллегия не нашла оснований для отмены либо изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы, решение было оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.

Читайте также:  Как правильно написать рапорт на увольнение

Другой пример.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия 18 марта 2014 г. рассмотрела дело N 33-807/2014 по апелляционной жалобе истцов на решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 25 декабря 2013 г. по иску Т.Л.Ю., А.Н.В., А.И.В. к Д.Е.Ю., Д.А.С. о признании завещаний недействительными, которым в удовлетворении исковых требований отказано.
Заслушав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, исследовав амбулаторные карты Ш.Л.Н., (. ) года рождения, наследственное дело N от (. ), медицинские карты стационарного больного N, судебная коллегия пришла к следующему.
Из материалов дела усматривается, что Ш.Л.В., (. ) года рождения, умершая (дата) (свидетельство о смерти N от (дата)), являлась собственником квартиры N, расположенной по адресу: (. ), что подтверждается представленными в материалы дела сведениями Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Карелия.
Ш.Л.Н. приходилась матерью Т.Л.Ю., Д.Е.Ю., бабушкой А.Н.В., А.И.В., Д.А.С.
(Дата) и (дата) Ш.Л.Н. были оформлены завещания, согласно содержанию которых, Д.А.С. (внуку) она завещала квартиру по вышеуказанному адресу; Д.Е.Ю. (дочери) — денежные вклады, находящиеся в любом отделении или филиале банка, с причитающимися процентами, дополнительными начислениями и компенсацией, кроме того, неполученную пенсию с причитающимися к выплате разовыми, единовременными выплатами и компенсацией и страховые выплаты, компенсации.
(Дата) Д.Е.Ю. и Д.А.С. получены свидетельства о праве на наследство по завещанию на (. ) долей в праве на квартиру (Д.А.С.), на (. ) долей в праве на денежные средства во вкладах и ежемесячных страховых выплатах за (. ) г. (Д.Е.Ю.).
В соответствии с выводами заключения судебно-психиатрической экспертизы N. в связи с перенесенной Ш.Л.Н. в (. ) году (. ) у нее отмечалось развитие (. ), (. ), в связи с чем она наблюдалась психиатром, помещалась в психиатрический стационар. Течение указанного психического расстройства было волнообразным, периоды улучшения сменялись состоянием обострения. В последующем наряду с (. ) имели место (. ), (. ) в (. ) году на фоне (. ), черты упрямства, увлечение нетрадиционной медициной с появлением в последние годы жизни (. ). При жизни Ш.Л.Н. страдала (. ) в виде (. ). Указанным психическим расстройством она страдала также и в момент составления завещаний (дата) и (дата). Отсутствие описания в медицинской документации психического состояния Ш.Л.Н. в юридически значимые периоды не позволяет однозначно квалифицировать ее психическое состояние, оценить степень выраженности имевшихся у нее в те периоды (как (. ), так и (. )) психических изменений, в связи с чем дать категоричный ответ на вопрос, находилась ли Ш.Л.Н. в период составления завещаний (дата) и (дата) в таком психическом состоянии, когда она не могла понимать значение своих действий или руководить ими, не представилось возможным.
Допрошенный в судебном заседании суда первой инстанции эксперт Л.С.Г. пояснил, что в связи с отсутствием иных медицинских документов, помимо имеющих место с описанием психического состояния Ш.Л.Н., категоричный вывод о ее психическом состоянии на момент оформления завещаний нельзя сделать.
Из пояснений нотариуса Ч.И.А. следует, что до удостоверения завещаний с гражданами проводится беседа, длящаяся около 30 минут, в случае наличия подозрения в отношении психического состояния здоровья гражданина сделки не совершаются. Ш.Л.Н. в беседах перед составлением завещаний вела себя адекватно, понимала происходящее, самостоятельно прочитала завещания, то обстоятельство, что она через несколько дней после составления первого завещания пришла для составления второго завещания, также свидетельствует об осознанности действий.
Свидетели Я.Н.Ф., Л.Н.С., Д.А.М. в суде первой инстанции показывали, что психическое состояние здоровья Ш.Л.Н. у них не вызывало сомнений, она вела активный образ жизни; отношения у Ш.Л.Н. с ответчиками были более близкие и теплые, ответчики проявляли о ней заботу, Ш.Л.Н. говорила о желании именно таким образом распорядиться принадлежащим ей имуществом. Помимо этого, Ш.Л.Н. проживала одна в квартире, самостоятельно себя обслуживала.
Судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что свидетельские показания согласовались между собой, указанные выше свидетели не имели какой-либо личной заинтересованности в исходе дела.
Доводы истцов о том, что Ш.Л.Н. состояла на учете в психоневрологическом диспансере (. ) и что она строила свою жизнь по системе Порфирия Иванова, считая такую систему единственно верной, способной исцелить любое заболевание, однозначно не свидетельствуют о том, что в момент оформления завещаний Ш.Л.Н. не могла понимать значения своих действий и руководить ими.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции дал оценку всем представленным сторонами доказательствам по правилам ст. 67 ГПК РФ, сделав правомерный вывод о том, что достаточных, достоверных и бесспорных доказательств того, что на момент оформления завещания Ш.Л.Н. находилась в таком состоянии, что не могла понимать значение своих действий и руководить ими, истцами не представлено, в связи с чем оснований, предусмотренных ст. 177 ГК РФ, либо иных оснований, предусмотренных законом, для признания данного завещания недействительным не имеется.
Судебная коллегия решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 25 декабря 2013 г. оставила без изменения, апелляционную жалобу истцов — без удовлетворения.

Конференция ЮрКлуба

В данный момент ДОЧЬ подала иск в суд о признании сделки к-п недействительной по ст.166,167,177,179 в связи с тем, что бабушка на момент сделки к-п не понимала смысла своих действий и не могла руководить ими.
Каковы перспективы у такого иска? Что делать ВНУКУ (я со стороны внука).

Ну что? Посмертная психиатрическая экспертиза вытанцовывается. Исходя из истории болезни, материалов экспертизы по первому делу, экспертам будет поставлен вопрос: «могла ли по состоянию на дату совершения сделки бабушка руководить своими действиями и понимать их значение?» Т.н. «ретроспективный прогноз». При том, что, скорее всего, дело попадет в ту же экспертизу, что и в первый раз, дело пахнет керосином. Вопрос состоит в том, можно ли по данным истории болезни определить момент ее возникновения и тяжесть поражения на момент совершения сделки.

Энциклопедия судебной практики

Основание недействительности сделки, предусмотренное ст. 177 ГК РФ, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Специалистом сделан вывод, что возможно формулирование категорического ответа, а не вероятностного вывода в отношении психического состояния А. на момент оформления завещания, для получения которого рекомендуется назначение повторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Ссылка на основную публикацию
Ст 119 налогового кодекса рф какой штраф
1. Непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации (расчета по страховым взносам) в налоговый орган по...
Срок обучения в вечерней школе
Информация, адреса, документы, отзывы . Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение города Москвы "Открытая (сменная) школа № 88" (бывш. Вечерняя средняя (сменная)...
Срок оплаты налогов на имущество физических лиц
Сроки уплаты налогов физическими лицами (не являющихся индивидуальными предпринимателями) - законодательством установлены сроки уплаты налогов, представления налоговых деклараций по НДФЛ,...
Ст 122 229 фз об исполнительном производстве
Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей...
Adblock detector