Официальное толкование федерального закона

Официальное толкование федерального закона

Официальное нормативное толкование законов осуществляется, как известно, уполномоченными на это государственными органами и имеет обязательную силу. Такое толкование подразделяется на аутентическое (авторское) и легальное (разрешенное, делегированное) толкование. Аутентическое толкование законов дается органами, их издавшими, а легальное — органами, которые сами толкуемые законы не издавали, но наделены правом их толкования.

Аутентическое толкование федеральных законов в настоящее время невозможно, поскольку действующим законодательством не определен порядок его осуществления. Что же касается их легального толкования, то толкование Основного Закона (Конституции) осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации. Иные федеральные законы толкуют Верховный и Высший Арбитражный суды Российской Федерации в своих разъяснениях по вопросам судебной практики. Правом официального толкования федеральных законов, имеющего обязательный характер, могут наделяться и другие государственные органы. Кроме того, существует практика толкования федеральных законов федеральными органами исполнительной власти, имеющая рекомендательное значение. Официальное нормативное толкование законов субъектов Российской Федерации осуществляется их органами.

Несмотря на всю значимость официального нормативного толкования законов и наличие довольно значительного числа работ, затрагивающих эту тему, оно пока не получило должного освещения в юридической литературе. Отсутствует и надлежащая законодательная регламентация такого толкования, неоднозначна и практика его осуществления.

Проблемные вопросы официального нормативного толкования законов субъектов Российской Федерации в целом совпадают с теми вопросами, которые возникают в связи с аналогичным толкованием федеральных законов. К ним только добавляются некоторые вопросы, связанные со спецификой организации государственной власти в субъектах Российской Федерации и особенностями их законов. Можно выделить следующие основные вопросы такого рода: какие органы должны осуществлять официальное нормативное толкование законов субъектов Российской Федерации; кто может быть инициатором этого толкования; являются ли его акты источниками права.

Отвечая на эти и связанные с ними вопросы, автор данной статьи продолжает придерживаться тех взглядов на официальное нормативное толкование законов, которые он изложил в своих прежних публикациях.

Что касается субъектов официального нормативного толкования региональных законов, то толкование конституций (уставов) регионов осуществляют законодательные (представительные) органы региональной власти и их конституционные (уставные) суды, там, где они имеются. Толкование основных законов субъектов Российской Федерации их парламентами представляет собой, по нашему мнению, не лучший вариант решения данной проблемы. Предпочтительнее, когда такое толкование осуществляют их конституционные (уставные) суды. Практика отказа во многих регионах по тем или иным причинам от создания таких судов себя не оправдала, поэтому не случайно в последнее время идет активный процесс их учреждения.

Вызывает возражение и толкование обычных законов региональными парламентами. Представляется, что таким органом должен быть непременно суд. Причем тот, который знает практику применения региональных законов. Конституционный (уставный) суд для этой роли не подходит, так как он является органом конституционного (уставного) контроля. Осуществление же такого контроля представляет собой специфический вид судебной деятельности. Однако в регионах имеются суды, которые непосредственно сталкиваются с региональными законами, — верховные суды республик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей, суды автономных округов, федеральные арбитражные суды округов. Представляется, что есть все основания для того, чтобы наделить эти суды правом давать обязательные разъяснения по вопросам судебной практики, в которых они могли бы толковать как федеральные (в случае отсутствия соответствующих разъяснений высших федеральных судов), так и региональные законы.

Вопрос о субъектах официального нормативного толкования права разделил юристов на два противоположных лагеря. По мнению одних, «правом… обязательного толкования (разъяснения) могут быть наделены органы, принявшие нормативный правовой акт»2. Другие же считают, что «только легальное судебное толкование является правомерным официально-обязательным толкованием». Обе стороны приводят в пользу своих точек зрения различные доводы. Главный довод первой стороны заключается в том, что по своей природе суд является прежде всего правоприменительным органом. Поэтому он «может иметь право только необязательного толкования нормативных правовых актов лишь для данного конкретного дела». Другая сторона считает этот довод неубедительным. Как утверждал, например, В.С. Нерсесянц, «издание обязательного нормативного акта и осуществление официально-обязательного толкования вообще (своего акта или любого другого) — это две совершенно различные функции, и в условиях разделения властей один орган не должен обладать одновременно этими двумя функциями и двумя соответствующими полномочи-ями»5. Далее он писал: «Обязательное толкование права является по своей сути судебной функцией, и оно должно осуществляться специальной судебной инстанцией (как правило, Конституционным или Верховным судом)».

Присоединяясь к последним суждениям, отметим только, что, давая разъяснения по вопросам судебной практики, высшие федеральные суды не могут в полной мере учесть всех проблем региональной правоприменительной деятельности. Таким образом, бремя толкования региональных законов должно главным образом ложиться на соответствующие региональные суды и федеральные арбитражные суды округов. Это, однако, не исключает возможности толкования региональных законов высшими федеральными судами в тех случаях, когда в этом возникнет необходимость. Такое толкование, разумеется, будет иметь приоритет над толкованиями, осуществляемыми нижестоящими судами.

Следует сказать, что поставленный вопрос о наделении правом дачи обязательных разъяснений по вопросам судебной практики высших судов регионов и федеральных арбитражных судов округов нуждается в обстоятельном рассмотрении. Это обусловлено тем, что такое толкование неизвестно отечественной правотол-ковательной практике, а наделение указанных выше судов соответствующим правом возможно только путем внесения дополнений в действующее федеральное законодательство.

Представляется, что толкование конституции (устава) субъекта Российской Федерации не должно осуществляться по инициативе законодательного (представительного) органа, если он наделен правом их толкования. Не может быть данный орган и инициатором толкования обычных законов. Причем независимо от того, обладает он или нет правом их толкования. Распространенная практика предоставления права на обращение с запросом о толковании региональных законов субъектам законодательной инициативы тоже представляется неоправданной.

Приведем высказанные в литературе доводы в пользу этих суждений. Что касается осуществления толкования по инициативе самого законодательного органа, то это, как считает М.Н. Ка-расев, лишено всякого смысла и значения для правоприменительной практики7. Ведь законодательный орган правоприменение не осуществляет, поэтому он не может знать, какие нормы нуждаются в толковании. Толкование же «в рамках законодательной инициативы, которой наделен достаточно большой круг субъектов»8 недопустимо, считает М.Н. Карасев, потому, что тогда «будут толковаться нормы, порой и не требующие толкования, а само толкование может привести к еще большей неясности и двусмыслен-ности»9. Инициаторами толкования, по его мнению, должны быть органы исполнительной власти, суды и органы прокуратуры, которые «имеют представление о том, какая норма требует толкования в конкретной ситуации»10.
Доводы, приводимые М.Н. Карасевым в обоснование своей позиции, кажутся вполне убедительными. Мы считаем, что в законе необходимо закрепить довольно узкий перечень инициаторов толкования законов и исключить из него законотворческий орган. В качестве надлежащих инициаторов их толкования мы признаем высших должностных лиц региональной власти (президентов, губернаторов, глав администрации), верховные суды республик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей, суды автономных округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, конституционные (уставные) суды, а также прокуроров соответствующих регионов.

Читайте также:  Быстрая замена паспорта рф

В литературе в последнее время получила широкое распространение точка зрения, что акты толкования региональных законов, как и акты официального нормативного толкования федеральных законов, являются источниками права, а значит, могут вносить коррективы в толкуемые в них законы. Так, по утверждению В.А. Кряжкова, конституционные (уставные) суды «формулируют «недостающие элементы» текста Основного Закона, без которых он уже не может считаться полным». Согласиться с таким утверждением мы не можем, так как конституционные (уставные) суды не являются правотворческими органами. Называемые же в литературе основные причины, которые вызывают необходимость осуществления ими правотворческой функции (абстрактность положений основных законов регионов, потребность их нового прочтения в связи с изменяющейся социально-политической обстановкой, многозначность их формулировок, наличие в них коллизий и пробелов и др.), по нашему мнению, не ведут к этому. Существуют иные пути преодоления этих и им подобных явлений (применение приемов толкования права, коллизионных норм, правил преодоления пробелов в законах и др.).

Таким образом, данные акты являются только интерпретационными актами. Они призваны «установить смысл норм основного закона». Сказанное в полной мере распространяется и на законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации. Хотя они и являются правотворческими органами, данное их полномочие не может распространяться на осуществление ими толкования основных законов регионов. Вносить в эти законы какие-либо коррективы они могут только путем процедуры внесения в них изменений и дополнений. Нельзя, как мы считаем, наполнять в процессе толкования новым содержанием и обычные законы субъектов Российской Федерации.

Г. ЛОБАНОВ
Г. Лобанов, юрист.
"Среди официальных толкований выделяется аутентическое, т.е. разъяснение, данное тем же органом, который принял норму". (Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 144 — 145).
В 1995 — 1996 гг. Госдума Российской Федерации как один из участников законотворческого процесса приняла постановления, разъясняющие отдельные положения законодательных актов. Вопрос состоит в том, вправе ли Госдума России осуществлять подобные действия в рамках своей компетенции, установленной Конституцией РФ, и вправе ли она давать неофициальное толкование законодательства? Каковы юридические последствия от такого толкования правовых норм? То есть, является ли это толкование (разъяснение) обязательным для органов государственной, судебной власти, а также участников гражданских и иных правоотношений.
Попытаемся разобраться в данном вопросе на примере отдельных постановлений Госдумы России, приводимых ниже, с учетом того, что оценка указанных актов уже дана Конституционным Судом РФ.
17 ноября 1997 года КС РФ принял Постановление N 17-П по делу о проверке конституционности Постановлений Государственной Думы — Федерального Собрания Российской Федерации "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" от 21 июля 1995 г. N 1090-1 ГД и "О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации" от 11 октября 1996 г. N 682-11 ГД, в котором признал указанные постановления Госдумы России не соответствующими Конституции РФ.
В запросе в КС РФ Президент страны указал, что Конституция РФ не содержит нормы, допускающей разъяснение или официальное толкование федеральных законов палатами Федерального Собрания в связи с тем, что в законотворческом процессе участвуют не только Государственная Дума, но и Совет Федерации и Президент РФ.
При этом, как полагал Президент страны, в связи с принятием данных постановлений Госдума нарушила девять статей Конституции РФ — ст. ст. 3 (ч. 4), 94, 95, 103 (ч. 2), 104, 105, 106, 107 и 108.
В свою очередь КС РФ, обосновывая свою позицию, признал данные постановления Госдумы актами, содержащими аутентичное толкование отдельных положений упомянутых в них законов. Но поскольку процедура такого толкования, как считает КС РФ, должна производиться в порядке, предусмотренном для принятия законов, а он не был соблюден Госдумой, то, следовательно, данные акты не соответствуют Конституции России, в частности уже шести ее статьям — 94, 95 (ч. 1), 105, 106 и 107.
То есть, по мнению КС РФ, Госдума России, приняв упомянутые акты, нарушила Основной Закон страны, но не присвоила власть в Российской Федерации (ст. 3 (ч. 4), а также не преступила положений Конституции РФ, содержащихся в статье 103 (ч. 2), касающейся рассмотрения Госдумой России вопросов, относящихся к ее ведению. Не нарушила Госдума, как посчитал КС РФ, и нормы ст. ст. 104 и 108 Основного Закона, посвященных вопросам реализации законодательной инициативы и порядка принятия федеральных конституционных законов.
Суть доводов КС РФ состояла в следующем:
1. Толкование дано Госдумой Российской Федерации.
2. Толкование касается законов.
Следовательно, сделал вывод КС РФ, это толкование аутентичное, осуществляемое в порядке, предусмотренном для принятия законов. Поэтому упомянутые акты Госдумы России неконституционны.
В соответствии со ст. 105 Конституции РФ федеральные законы принимаются Государственной Думой. При этом работа над некоторыми законопроектами ведется не один год. Кто, как не депутаты Госдумы России, знают все аспекты подготовительной работы, связанной с принятием законов.
Однако, как это нередко бывает, даже хорошо проработанный законопроект на практике "пробуксовывает", поскольку весьма трудно "вдохнуть" в закон все многообразие отношений, рождающихся в обществе. Следовательно, пока не принят закон, вносящий изменения в "некачественный" правовой акт, весьма важно знать, что же законодатель имел в виду, давая в законе то или иное определение либо норму. Судам, разбирающим все новые дела, крайне не хватает таких вот "отправных положений". Особенно когда в ходе разрешения конкретных споров возникают проблемы толкования отдельных правовых терминов либо некоторых положений законов. Конечно, при принятии решения по делу судья не вправе ссылаться на неофициальное толкование юридических норм, но учесть такое толкование он может, особенно в условиях "правового вакуума". Думается, что такая ситуация должна носить временный характер.
Несомненно явным преимуществом неофициальных разъяснений Госдумы является их оперативность, что в свою очередь влечет за собой стабилизацию судебной практики, а следовательно, отношений в обществе. Однако для "полной стабилизации", конечно, необходимо принятие соответствующего закона, изменяющего не совсем "качественные" нормы.
Вполне очевидно, что Конституция РФ не содержит запрещений высказываться Госдуме России по вопросам, касающимся конкретных законов. Если допустить обратное, что и сделал КС РФ, то возникает вопрос о характере государства, в котором мы живем (ст. 1 Конституции России). Однако вернемся к "разъяснительным" постановлениям Госдумы. Следует отметить, что сами они не содержат указаний на то, что соответствующее разъяснение положений законов дано в порядке аутентичного толкования. В частности, в Постановлении от 11 октября 1996 г. N 682-11 ГД Госдума указала лишь на ст. 105 Конституции России, положения которой сами по себе не могут свидетельствовать об аутентичном толковании, поскольку толкование и принятие законов — различные действия, не имеющие общих элементов, сравнив которые, можно было бы говорить об их соответствии либо противоречии Конституции РФ. Ведь Основной Закон не запрещает Госдуме России иметь свою точку зрения, выраженную в форме акта (разъяснения), по вопросам, касающимся толкования отдельных положений принятых законодательных актов. Поэтому не случайно КС РФ не обнаружил несоответствия рассматриваемых постановлений нормам ст. 103 (ч. 2) Конституции России, в соответствии с которыми Государственная Дума принимает постановления по вопросам, отнесенным к ее ведению Конституцией России. Безусловно, что вопросы, связанные с реализацией законов, применительно к ясности изложения соответствующих правовых норм, не могут выпадать из ведения Госдумы России.
Таким образом, исходя из формальных признаков, Госдума, приняв данные постановления, не стремилась дать аутентичного толкования соответствующих законов. И, "не включаясь" в законотворческий процесс, одним из участников которого является, Госдума лишь разъяснила свою точку зрения на положения законов, содержащихся в данных постановлениях.
Другой вопрос, что принятие Госдумой России разъяснений в форме постановлений — не совсем корректно. Целесообразней было бы издать разъяснение как акт, тогда данная "правовая шероховатость" устранилась бы сама собой.
На мой взгляд, весьма затруднительно найти несоответствие данных постановлений Госдумы РФ нормам Основного Закона страны. В частности, по каким основаниям упомянутые акты по своему содержанию противоречат ст. ст. 94, 95 Конституции России, которые по сути определяют состав Федерального Собрания России? Нормы же ст. ст. 105, 106, 107 Конституции РФ в принципе не имеют отношения к рассматриваемым постановлениям, поскольку касаются законотворческой процедуры.
Не выдерживает никакой критики и довод КС РФ о том, что в порядке, предусмотренном для принятия законов должен приниматься, подписываться "и акт законодательного органа, посредством которого осуществляется официальное, имеющее силу закона разъяснение Федерального закона". То есть, в отличие от упомянутых постановлений Госдумы России, при ее желании дать официальное толкование федерального закона, необходимо пройти всю процедуру, соответствующую принятию закона. Однако, согласитесь, не проще ли просто внести изменения в соответствующий закон, сделав его более понятным. Надо сказать, что правовых оснований для вывода в соответствии аутентичного толкования как процесса порядку законотворческой деятельности у КС РФ нет, за исключением одного — что в законотворчестве участвуют Президент и две палаты Федерального Собрания России. Согласитесь, доводов маловато для приравнивания аутентичного толкования (как процесса) к порядку принятия законов.
По всей видимости аутентичное толкование может даваться одновременно всеми тремя субъектами, указанными выше, по отдельной процедуре, которую еще следует установить. Пока же, коль не имеется конституционных запрещений давать толкование органам, принимавшим участие в принятии нормы, их разъяснения также имеют право на жизнь. И Госдума России, несомненно, вправе принимать подобные акты, поскольку они не противоречат положениям Конституции РФ. Однако такие акты должны носить безусловно рекомендательный характер.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читайте также:  Ребенок получил травму в школе куда обращаться

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГД ФС РФ от 11.10.1996 N 682-II ГД
"О ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 855 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 17.11.1997 N 17-П
"ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ
21 ИЮЛЯ 1995 Г. N 1090-1 ГД "О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОН
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОТ
11 ОКТЯБРЯ 1996 Г. N 682-II ГД "О ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 2
СТАТЬИ 855 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
Бизнес-адвокат, N 16, 1998

Официальное и неофициальное толкование

По юридической силе выделяют официальное и неофициальное толкование. Официальное толкование норм права дается правомочными органами государственной власти. Оно является юридически значимым и имеет обязательное значение для других субъектов права, реализующих данную правовую норму. Субъекты официального толкования определяются законом или их статусом в системе органов государства.

Официальное толкование находит выражение в специальных интерпретационных актах, которые издают компетентные органы государственной власти (постановления, инструкции и др.). Юридическая сила этих актов зависит от полномочий издающих органов. Интерпретационные акты представляют собой разъяснение содержания правовых норм, и, следовательно, они могут действовать только в единстве с теми нормативно-правовыми актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы.

Интерпретационные акты в зависимости от их содержания и сферы распространения подразделяются на акты общего и индивидуального характера. Если акты общего действия имеют распространение на все случаи применения правовых норм, то интерпретационные акты индивидуального характера содержат указания по поводу применения нормы права к конкретным жизненным обстоятельствам.

Существуют следующие виды официального толкования. Во-первых, толкование, даваемое самим органом государственной власти, издавшим норму права. Необходимость такого толкования возникает тогда, когда выявляется явно выраженная тенденция неправильного толкования определенной нормы другими органами государства в результате противоречия между тем, что хотел выразить законодатель, издавший норму, и тем, что вытекает из словесной формы ее выражения. В таком случае орган государственной власти, издавший норму права, издает правовой акт, разъясняющий ранее изданную норму. Такое толкование называют аутентичным. Акты аутентичного толкования общеобязательны и обладают юридической силой.

Читайте также:  Как можно лишить отца отцовства

В ряде случаев официальное толкование также осуществляется государственными органами, на которые возложена обязанность толковать нормативные акты независимо от того, кем они изданы. Такое толкование называют легальным. Это происходит тогда, когда вышестоящий орган государственной власти (обычно законодательный орган) закрепляет в издаваемых им правовых нормах принципиальные положения, одновременно возлагая обязанность на другие органы государственной власти разработать правовые нормы, конкретизирующие эти общие положения.

Например, официальное толкование норм права по отношению к конкретным юридическим фактам дают органы судебной власти, разъясняя права и обязанности субъектов правоотношений. Так же официальное толкование дают административные органы, когда они в рамках своей компетенции, применяя или исполняя нормы права, выступают одновременно в качестве органа, дающего обязательное толкование норм права по тем правоотношениям, которые возникают между ними и другими субъектами права.

Акты неаутентичного толкования имеют различную юридическую силу. Наибольшей юридической силой обладают акты органов законодательной власти и высших органов судебной власти. Их обязательная юридическая сила распространяется на значительный круг субъектов правоотношений. Акты толкования норм права, издаваемые правительством, министерствами и другими органами государственной власти, имеют локальную значимость. Их юридическая сила ограничивается определенной сферой деятельности.

По характеру действия официальное толкование может быть нормативным либо казуальным. Нормативное толкование представляет собой официальное разъяснение текста закона компетентным органом государственной власти, который обладает общим действием, то есть имеет значение для всех случаев применения данной нормы и распространяется на неопределенный круг субъектов правоотношений. Необходимость нормативного толкования объясняется неясностью текста нормы законодательства и, как следствие этого, неправильным пониманием ее смысла и содержания. Следовательно, нормативное толкование является средством уточнения содержания нормы права.

Нормативное толкование дается на основе обобщения практики применения юридических норм с целью обеспечения единообразного понимания и применения правовых предписаний. Актами нормативного толкования являются акты-разъяснения Конституционного Суда РФ, руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ. Так, Конституционный Суд как орган конституционного контроля является единственным органом государственной власти, который вправе давать толкование положений Конституции.

В соответствии с Конституцией РФ Верховный Суд РФ дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства при рассмотрении ими гражданских, уголовных, административных и иных подсудных этим судам дел (ст. 126). Разъяснения даются в виде постановлений Пленума Верховного Суда и основываются на обобщении судебной практики, анализе судебной статистики и решений, принятых по рассмотренным Верховным Судом делам. Разъяснения по вопросам судебной практики даются для обеспечения ее точного соответствия закону. Конституция также устанавливает, что Высший арбитражный суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных правовых актов арбитражными судами.

Казуальное толкование — это официальное разъяснение нормы нрава по конкретным юридическим фактам, то есть установление юридических прав и обязанностей субъектов права в рамках конкретного правоотношения. Казуальное толкование осуществляется судебными и административными органами государственной власти применительно к данному казусу. Оно имеет нормативное значение и относится только к данному конкретному случаю.

Примером официального казуального толкования норм права может служить любое судебное решение или приговор, в котором устанавливаются права и обязанности сторон. Казуальным толкованием норм права являются также акты административных органов по применению или исполнению норм права. Особенность административного толкования состоит в том, что оно не ограничивается рамками конкретного дела, так как содержит указания нижестоящим либо подконтрольным органам по поводу решения тех или иных дел.

Акты толкования текста закона не создают новых правовых норм и не признаются источниками права. Такие акты имеют вспомогательный уточняющий характер.

Неофициальное толкование — это разъяснение смысла юридических норм, которое не носит обязательного характера. Оно исходит от индивидуальных лиц и не обладает юридической силой, то есть не является обязательным для правоприменительных органов. Субъектами неофициального толкования могут являться любые субъекты, не осуществляющие официальных полномочий: граждане, общественные организации, научные учреждения и т. д. Неофициальное толкование может влиять на практику реализации норм права, если своей обоснованностью способствует уяснению их содержания, но оно не имеет юридического значения.

Особое место в неофициальном толковании занимает так называемое доктринальное (научно-теоретическое) толкование, исходящее от научных работников и опирающееся на научные теории. Доктринальное толкование обычно дается в монографиях, статьях, комментариях к кодексам и т. д. Научное разъяснение содержания правовых норм содействует глубокому и всестороннему пониманию смысла закона, повышает уровень правосознания и правовой культуры граждан, обеспечивает правильную реализацию предписаний закона. Научно-теоретические рекомендации помогают органам государственной власти совершенствовать законотворческую и правоприменительную деятельность, приводить ее в соответствие с объективными закономерностями общественного развития.

Неофициальное толкование также может быть эмпирическим (обыденным) и профессиональным. Обыденное толкование — это разъяснение юридического смысла другим гражданам. Субъектами обыденного толкования обычно являются граждане, не имеющие юридического образования. Обыденное толкование проявляется в публикациях и выступлениях граждан на правовые темы. Профессиональное толкование осуществляют члены коллегий адвокатов и юрисконсульты, для которых разъяснение норм права представляет собой профессиональную обязанность.

Ссылка на основную публикацию
Отсутствие должностных инструкций ответственность
Является ли нарушением отсутствие должностных инструкций? Должны ли быть должностные инструкции подписаны работником? Чем грозит работодателю отсутствие должностных инструкций? Поможет...
Отмена аукциона по решению заказчика
Отмена электронного аукциона по Закону N 44-ФЗ Согласно ч. 1 ст. 36 Закона N 44-ФЗ электронный аукцион может быть отменен...
Отмена знака ш на автомобиле
К концу 2018 года произошла отмена знака «Шипы» — Правительство РФ приняло наконец закон о внесении актуальных изменений в Правила...
Отсутствие единого умысла на мошенничество
Согласно материалам уголовного дела, приведенного в очередном Обзоре судебной практики ВС РФ, в период 2012–2014 гг. осужденная, злоупотребляя доверием потерпевших,...
Adblock detector